Статьи и комментарии

Вправе ли налоговая взыскать недоимки по уплате налогов с гендиректора или бухгалтера

By 10.01.2018 No Comments

В начале декабря Конституционный Суд России дал ответ на давно мучивший практиков вопрос: Вправе ли налоговая взыскать недоимки по уплате налогов с гендиректора или бухгалтера, если компания обанкротилась или ликвидирована, и обязателен ли для этого приговор суда в отношении конкретного сотрудника?

Комментирует Михаил Герман, старший юрист Департамента судебной практики и юридического сопровождения юридической фирмы «Лигал Студио»:

8 декабря 2017 года Конституционный Суд РФ в Постановлении № 39-П (по делу о проверке конституционности положений статей 15, 1064 и 1068 ГК РФ, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 НК РФ, статьи 199.2 УК РФ и части 1 статьи 54 УПК РФ в связи жалобами граждан Г.Г.Ахмадеевой, С.И.Лысяка, А.Н.Сергеева) разъяснил порядок взыскания с физических лиц вреда, причиненного налоговыми преступлениями, в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пени.

Поводом к обращению в Конституционный суд послужило то, что по решению судов с пенсионеров: бывшего бухгалтера Г. Ахмадеевой и экс-директора муниципального предприятия С. Лысяка по искам налоговых органов был взыскан ущерб, причиненный ими при совершении преступлений (уклонение от уплаты налогов и сокрытие денежных средств либо имущества организации) в размере 2,7 и 8,2 млн рублей соответственно. В отношении Г. Ахмадеевой уголовное дело было прекращено по амнистии. В отношении С. Лысяка дело сначала также было прекращено в связи с амнистией, а затем вновь возобновлено. С бывшего гендиректора ликероводочного завода А. Сергеева, признанного приговором суда виновным в уклонении руководимой им организации от уплаты налогов, суд взыскал в качестве возмещения ущерба, недоплаченные заводом налоговые платежи в размере 142,5 млн рублей.

Заявители полагали, что оспариваемые нормы позволяют судам при разрешении исков налоговых органов и органов прокуратуры взыскивать с физических лиц, привлеченных к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений, вред, причиненный государству неуплатой налогов не самими обвиняемыми, а организациями, должностными лицами которых они являлись. Также заявители полагали, что ущерб подлежал возмещению непосредственно за счет налогоплательщика, то есть юридического лица.

Таким образом в правоприменительной практике, в силу неопределенности содержащегося в законодательстве понятия «вред», возник вопрос о том, позволяют ли оспариваемые нормы, в их нормативно-правовой совокупности и системном толковании, приравнивать сумму неуплаченных организацией налогов к вреду, причиненному физическим лицом.

Рассматривая обращения граждан Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что являясь юридическим лицом, организация участвует в противоправном деянии в налоговой сфере опосредованно – через физических лиц, обычно руководителя и бухгалтера. Действуя в собственных интересах, а также в интересах своей организации, они совершают правонарушение или преступление и несут административную либо уголовную ответственность. При этом субъекты налоговых преступлений, чьи противоправные действия привели к не поступлению налогов в бюджет, не освобождаются от обязанности возместить причиненный ими имущественный ущерб.

Положения статей 15, 1064 ГК РФ и подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса РФ в их нормативном единстве не противоречат Конституции Российской Федерации.

Они предполагают возможность взыскания с физических лиц по искам прокуроров и налоговых органов вреда, причиненного налоговыми преступлениями, в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пени.

Вместе с тем Конституционный Суд России однозначно указал на недопустимость взыскания в таких случаях штрафов, наложенных на организацию-налогоплательщика.

Еще одним существенным обстоятельством, на которое было обращено внимание, стал тот факт, что прекращения по не реабилитирующим обстоятельствам уголовного дела в отношении этих лиц, так же, как и обвинительный приговор за совершение налоговых преступлений, не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий их виновность в причинении имущественного вреда.

Также исключено взыскание причиненного недоимками вреда с физических лиц, обвиняемых в совершении налогового преступления, до внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении организации-налогоплательщика либо до того, как судом будет установлено, что данная организация является фактически недействующей и взыскание с нее долгов невозможно, кроме случаев, когда судом установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица.

Вместе с тем, при определении ответственности физического лица суд вправе учитывать его имущественное положение, факт обогащения в результате совершения налогового преступления, степень вины, назначенное ему уголовное наказание, а также иные существенные обстоятельства.