Международный договор в арбитражном процессе

Автор: Valentina Talimonchik вкл. .

По вопросу применения международных договоров в арбитражном процессе в свое время было принято постановление Пленума ВАС РФ от 11.06.1999 № 8 “О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса” (далее – постановление № 8). За получением экспертного мнения и ответом на вопрос, какие положения данного документа не соответствуют современным реалиям, ошибочны и нуждаются в изменении, редакция журнала "Юрист предприятия в вопросах и ответах" обратилась к директору Департамента судебной практики и юридического сопровождения Юридической фирмы "Лигал Студио" Валентине Петровне Талимончик.

Источник - журнал "Юрист предприятия в вопросах и ответах", №9, Сентябрь 2012

Какие положения постановления № 8 вызывают особые нарекания и почему?

Представляется ошибочной установка, данная арбитражным судам в отношении опубликования международных договоров. Что же говорится об этом в постановлении № 8?

1. Арбитражный суд применяет вступившие в силу и должным образом доведенные до всеобщего сведения международные договоры РФ.

2. Международные договоры государств – участников СНГ могут доводиться до всеобщего сведения в информационном вестнике Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ “Содружество”.

3. Международные договоры РФ могут доводиться до всеобщего сведения иными средствами массовой информации и издательствами (Указ Президента РФ от 11.01.1993 № 11 “О порядке опубликования международных договоров Российской Федерации”). Следует заметить, что названный Указ не должен применяться с 17 июля 1995 г., когда вступил в силу Федеральный Закон от 15.07.1995 № 101-ФЗ “О международных договорах Российской Федерации”.

Пленум ВС РФ в постановлении от 10.10.2003 № 5 “О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации” исходит из необходимости официального опубликования международных договоров. Таким образом, ВАС РФ и ВС РФ придерживаются разных позиций относительно источников опубликования международных договоров. При этом позиция ВС РФ основана на действующем законодательстве.

С данным вопросом связано применение более поздних договоров по вопросам гражданского процесса. Если на момент принятия Постановления № 8 Российская Федерация участвовала только в одном международном договоре универсального характера, то на сегодняшний день таких договоров уже три. При этом практические вопросы вызывает возможность применения Конвенции о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам (Гаага, 18 марта 1970 г.) (далее – Конвенция 1970 г.), к которой Россия присоединилась 1 мая 2001 г. (Федеральный закон от 12.02.2001 № 11-ФЗ).

Конвенция 1970 г. вступила в силу для России 30 июня 2001 г. Однако это было сделано без оговорок и заявлений. Впоследствии она официально так и не была опубликована. Таким образом, следует констатировать, что Конвенция 1970 г. применяться российскими судами не должна.

 

Есть в постановлении № 8 ряд положений, опровергающих существующие представления в области международного частного права. Например, о том, что требования законодательства, касающиеся формы внешнеэкономических сделок, распространяются на пророгационное соглашение, что законом места учреждения юридического лица может являться закон места его нахождения.

Инструкция о порядке оказания судами и органами нотариата СССР правовой помощи учреждениям юстиции иностранных государств и о порядке обращения за правовой помощью к этим учреждениям (утв. Минюстом СССР 28 февраля 1972 г.), упоминаемая в Постановлении № 8, давно утратила силу, что вызывает практические сложности в применении международных договоров по процессуальным вопросам.

 

Самый, наверное, распространенный на практике вопрос в области международного частного права – легализация документов для представления их в другом государстве. Какие из данных в Постановлении № 8 разъяснений по этому вопросу Вы считаете спорными?

Статья 255 АПК РФ устанавливает, что документы, выданные, составленные или удостоверенные по установленной форме компетентными органами иностранных государств вне пределов Российской Федерации по нормам иностранного права в отношении российских организаций и граждан или иностранных лиц, принимаются арбитражными судами в России при наличии легализации указанных документов или проставлении апостиля, если иное не установлено международным договором РФ.

Постановление № 8 весьма лаконично говорит об апостиле. Между тем вопросы применения Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов (Гаага, 5 октября 1961 г.) (далее – Гаагская конвенция 1961 г.) весьма сложны.

Так, одна из проблем касается формы апостиля. Специальная комиссия по практическому применению гаагских конвенций об апостиле, получении доказательств, вручении документов (далее – Специальная комиссия) на своем заседании, состоявшемся 28 октября – 4 ноября 2003 г., приняла заключения и рекомендации, из которых следует, что апостили, проставленные компетентными органами, в максимально возможной степени должны соответствовать образцу апостиля, являющемуся приложением к Гаагской конвенции 1961 г. При этом варианты форм апостилей, проставленных указанными органами, не должны служить основанием для отказа от признания их действительными, если соответствующий апостиль однозначно опознаваем как апостиль, проставленный в соответствии с требованиями Гаагской конвенции 1961 г. Данный подход противоречит Гаагской конвенции 1961 г., полномочий по официальному толкованию которой у Специальной комиссии нет. При этом в содержании апостиля зачастую указывается не компетентный орган, а должностное лицо.

Встречаются случаи проставления апостиля на нескольких документах одновременно. Данная практика не соответствует ст. 3, 4 Гаагской конвенции 1961 г.

Имеется также практика проставления апостиля на копиях учредительных документов юридического лица не по месту его регистрации. Статья 3 Гаагской конвенции 1961 г. устанавливает, что единственной формальностью, которая может быть потребована для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и в надлежащем случае подлинности печати или штампа, скрепляющих такой документ, является проставление предусмотренного ст. 4 названной Конвенции апостиля компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен.

Встречались ли в сложившейся практике ФАС округов случаи, когда нижестоящие суды давали неверное толкование международным договорам?

Следует отметить, что постановление № 8 применяется исключительно к процессуальным вопросам. Между тем толкование унификационных международных договоров вызывает практические сложности. Дело в том, что необходимо знать зарубежную судебную практику, например, касающуюся применения Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 11 апреля 1980 г.) (далее – Венская конвенция 1980 г.). Так, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 17.06.2010 по делу № А56-17111/2009 была рассмотрена следующая ситуация. Компания “Фритта С.Л.” (Испания) обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском о взыскании с ОАО “Кварц” 1 150 483,16 евро основного долга, 551 732,92 евро процентов, начисленных на сумму задолженности за период с 30 августа 2006 г. по 30 марта 2009 г., а также процентов, начисленных по ставке 9,5% полугодовых на сумму задолженности за период с 31 марта 2009 г. по день фактической оплаты долга.

Суд первой инстанции со ссылкой на положения ст. 61, 62 Венской конвенции 1980 г. удовлетворил исковые требования о взыскании основного долга частично в сумме 908 553,16 евро – в пределах стоимости продукции, в отношении которой отсутствуют доказательства о ее несоответствии требованиям по качеству. Размер подлежащих взысканию процентов был снижен судом до 50 тыс. евро на основании ст. 333 ГК РФ.

Из материалов дела усматривалось, что заявки на поставку продукции, составленные на бланке ОАО “Кварц”, направлялись истцу по факсу, а в ответ на заказы последний высылал ответчику по электронной почте подтверждения заказов, подписанные представителем компании “Фритта С.Л.”, вместе со счетом на соответствующую поставку. Представленная ответчиком копия книги исходящей корреспонденции не содержала полной информации об отправленных ОАО “Кварц” в спорном периоде исходящих письмах, поэтому отсутствие регистрации заявок ответчика в указанной книге не могло служить доказательством того, что такие заявки им не отправлялись. Кроме того, судами при оценке данных возражений ответчика было учтено, что он не обладает точной информацией о том, отправлялись ли соответствующие заявки в адрес компании “Фритта С.Л.” или нет, в связи со сменой собственника.

Суд указал, что из содержания ст. 13 Венской конвенции 1980 г. не следует, что имеющийся в ней перечень видов письменных сообщений для целей заключения договора купли-продажи носит исчерпывающий характер.

На самом деле данное утверждение является дискуссионным. Допущено нарушение ст. 31 Венской конвенции о праве международных договоров (Вена, 23 мая 1969 г.) (далее – Венская конвенция 1969 г.), поскольку международный договор истолкован не в том контексте, который он имел на дату его заключения.

Более того, такое толкование Венской конвенции 1980 г. противоречит более поздним международным договорам. В рамках деятельности Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) предпринят важный шаг к унификации положений об использовании электронных сообщений в международных контрактах. Итогом работы по унификации стала Конвенция ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах (Нью-Йорк, 23 ноября 2005 г.) (далее – Конвенция 2005 г.) В настоящее время Конвенцию 2005 г. подписали 18 государств, два ратифицировали. Конвенция 2005 г. в силу еще не вступила.

Конвенция 2005 г. предусматривает ряд унифицированных норм, касающихся исполнения требований о соблюдении письменной формы при использовании электронных сообщений, правил о времени и месте их отправления, использования автоматизированных систем сообщений для заключения контракта.

Представляется, что Конвенция 2005 г. стала первым международным договором универсального характера, регламентирующим электронный обмен данными в целом и электронную коммерцию в частности.

При этом вопросы применимости иных конвенций одновременно с Конвенцией 2005 г. решаются с учетом заявлений государств, сделанных при присоединении к последней. Как следствие, нельзя утверждать, что Конвенция 2005 г. создала унифицированный режим для всех международных электронных сделок. Судить о том, получит ли Конвенция 2005 г. широкое применение, пока рано. Однако уже сейчас можно утверждать, что она регулирует вопросы, не затронутые в более ранних международных договорах, что исключает “эффективное” толкование Венской конвенции 1980 г. и иных договоров, заключенных до момента принятия Конвенции 2005 г.

Сказанное позволяет утверждать, что постановление № 8 нуждается в радикальном пересмотре. Новое постановление Пленума ВАС РФ должно включать не только процессуальные, но и материально-правовые вопросы, быть ориентированным на Венскую конвенцию 1969 г., а также учитывать теорию международного права.

Новости компании
01.08.2017
Почему это выгодно для Вас? Эта услуга точно для Вас, если Вы - кредитор, сомневающийся в платёжеспособности должника в рамках гражданско - правовых...
28.07.2017
Информация о юридических тонкостях при старте бизнеса в таких странах как Россия и Турция будет полезна и российским, и иностранным...
22.05.2017
Команда Legal Studio - GRATA International приняла участие в благотворительном забеге юристов SPb Legal Run 2017 на дистанции 5 км. Забег прошел в...
19.05.2017
Газета «Деловой Петербург» подвела итоги двадцатого рейтинга юристов. Павел Балюк юрист юридической фирмы Legal Studio (уже имеющий титул юриста осени...
18.05.2017
18 мая на Петербургском международном юридическом форуме юридическая фирма Legal Studio и международная юридическая фирма GRATA International объявили о...
Наши публикации
02.05.2017
После переезда в новый офис потребуется внеплановая спецоценка, комментарий Алексея Елисеенко для журнала "Генеральный Директор" С 2014 года все компании...
14.06.2015
"Эксперт Северо-Запад" вместе с экспертами отрасли изучал проблемы и перспективы проектов государственно-частного партнерства, привлечения инвестиций в...
11.06.2015
Любовь Николаева, старший юрист Legal Studio, в авторской колонке в разделе "Арбитраж" газеты Деловой Петербург №094 от 10.06.2015 рассказала, что...
21.05.2015
В предверии Санкт-Петербургского международного юридического форума Деловой Петербург выснял чего ожидают отконсалтинговые компании от этого масштабного...
09.04.2015
Рынок правового консалтинга в сфере государственно–частного партнерства в Петербурге и Ленобласти, по оценкам его участников, составил в 2014 году около...